Header Ads

Медиа - Сеть

ДЕНЬ КОСМОНАВТИКИ | 12 АПРЕЛЯ


Мама

Человека, изображённого на фото, мы с самого детства знаем все, во всяком случае наше поколение и, надеюсь, наши дети ещё так точно.
Это Юрий Алексеевич Гагарин - первый космонавт Земли и т.д.
Кстати, совсем недавно, 9 марта, был его (78-й) день рождения.. и совсем скоро, 27 марта, будет очередная (44-я) годовщина его гибели..

 Это Юрий Алексеевич Гагарин
Но речь сегодня не о нём, а о его матери - Анне Тимофеевне Гагариной.
Далее полностью приведу чтобы увидеть ссылку нужно авторизоваться или зарегистрироваться - лётчика-космонавта, дважды Героя Советского Союза, посвящённую 100-летию со дня рождения А.Т. Гагариной, который скромно отмечался 20 декабря 2003г.

ПАМЯТЬ СЕРДЦА


20 декабря 2003 года исполнилось 100 лет со дня рождения Анны Тимофеевны Гагариной — матери первого космонавта Земли, Героя Советского Союза Юрия Алексеевича Гагарина.

 матери первого космонавта Земли
К СОЖАЛЕНИЮ, я не принадлежу к числу тех моих старших коллег-космонавтов, кто много лет был знаком с матерью Юрия Алексеевича Гагарина, кто навещал ее и бывал в дружной семье Гагариных. Многие из первого отряда космонавтов дружили с ней, считали своей второй мамой, ценили душевную щедрость и мудрость простой русской женщины-матери, труженицы.

Рассказывали, как любил мать Юрий Алексеевич, с какими благодарными словами обращался к ней в письмах, в задушевных беседах во время нечастых поездок в родительский дом: «Мама, я тебя так люблю, я так хочу целовать прожилочки на твоих руках».

Всего лишь один раз мне посчастливилось встретиться с Анной Тимофеевной и провести с ней всего один день. Но эта встреча оставила незабываемый след в памяти. Случилось мне прежде жить, работать и летать в течение двух лет в Вязьме, что на Смоленщине, и каждый раз, проезжая по железной дороге через город Гагарин, я думала о том, что здесь, в этом маленьком старинном русском городе Гжатске, переименованном в Гагарин, живет великая русская женщина — мать первого космонавта Земли Юрия Алексеевича Гагарина.

И вот — наша встреча жарким летом 1983 года. Подходим к калитке — навстречу из дома Анна Тимофеевна. Впервые увиделись, а ощущение такое, будто мы с ней давно, давно знакомы, и разговор наш прост и естественен, как бывает между родными людьми. Не обмолвилась, виду не подала, что нездоровится ей, что недавно выписалась из больницы. Уговариваем не хлопотать, не беспокоиться — вроде бы вняла нашим просьбам, неторопливо, спокойно катится беседа, лежат покойно на коленях ее натруженные за жизнь руки. Вдруг глянула на часы, встрепенулась и засобиралась в школу: оказалось, попросили ее пионеры выступить перед приехавшими к ним в гости на экскурсию школьниками, и нас с собой позвала. Заметили, как с трудом дошла до машины, как тяжело, останавливаясь и отдыхая, поднялась в зал на второй этаж. Но как преобразилась, увидев ребятишек, как радостно улыбалась им и, собрав все свои силы и энергию, говорила с ребятами не о прекрасном любимом сыне своем, не о том, как он отлично учился, как стремился к знаниям, как рвался в небо, а о том, какими он хотел бы видеть их, если бы жив был, и как надо горячо и верно любить Родину. Рассказывала разные случаи из своей жизни, о том, как честно и самоотверженно трудятся на Смоленщине рабочие, колхозники, сколько бед пережили они и сколько подвигов совершили, защищая родную землю от фашистского нашествия, восстанавливая порушенные города, чтобы все лучше становилась жизнь.

Слушала я ее напевную мягкую речь, обращенную к детям как материнское напутствие, и думала: «Именно такой представляла себе мать Юрия Гагарина». Она и не могла быть другой — дочь путиловского рабочего и смоленской крестьянки, плоть от плоти дочь своего народа, мать великого сына великой страны.

Она унаследовала от родителей обостренное чувство справедливости и передала его своим замечательным детям. И врожденную страсть к чтению, к знаниям. Столько сказано и написано о восхищающей мир гагаринской улыбке, гагаринском характере, уме, благородстве, личном обаянии, скромности и простоте, а ведь все это было у него от матери, от отца Алексея Ивановича.

Нередко на встречах у Анны Тимофеевны спрашивали, сколько времени она отдавала воспитанию детей. Подобные вопросы озадачивали: «Да специально нисколько, наверное. Все время мы рядом с нашими детьми были, вместе книги читали, по хозяйству трудились, любили их, они нас любили».

Наверное, эта любовь помогала Анне Тимофеевне в радостях и горе. А горя-то сколько было на веку ее! Рано лишилась родителей. А когда пришли в дом враги и погнали в неволю старшего сына Валентина и пятнадцатилетнюю дочку Зою, как только вынесла, дождалась их возвращения вместе с Красной Армией-освободительницей! Но и это были еще не все выпавшие на ее долю испытания. Самое страшное случилось для всех нас в 1968 году: погиб Юрий Гагарин. Какими только силами материнскими вынесла она и это горе, неведомо никому. Для матери он остался живым, рассказывает о сыне, будто вот он сейчас войдет.

 СЕМЬЯ
...Не хотелось расставаться, но закончился день, и пришло время уезжать. Анна Тимофеевна проводила нас до калитки. Обнялись, попрощались по-русски, неторопливо, не суетясь. Такой же неторопливый прощальный взмах руки, улыбчивое доброе лицо, и — все, не видно уже ни ее, ни палисадника, ни дома. Такой и запомнилась. А через год, летом 1984 года, ее не стало. Горькой была утрата...

Помнится, все беспокоилась Анна Тимофеевна, успеет ли написать книгу о сыне. Успела. Но не суждено было увидеть: «Память сердца» вышла из печати позднее, когда мы уже навсегда простились с земной матерью звездного сына Анной Тимофеевной Гагариной.

Понимала она, как важен и бесценен для человечества подвиг сына, первым проложившего дорогу в космос, по праву гордилась им. Хватило ей скромности, силы и мудрости, от природы данной, не возгордиться, не умалить ни достоинства, ни доброты, ни уважения и любви к людям. Бремя славы, даже заслуженной, — тяжелая ноша, не каждому по плечу. А мать, как и сын, как вся большая семья Гагариных, несла ее легко, радостно, не требуя почестей и особого к себе внимания. И всякий раз повторяла, что в подвиге Юрия — подвиг всего советского народа, что сыну ее повезло родиться и жить в Советской стране, где любой мальчишка из любой, самой скромной по достаткам семьи, из самой далекой деревни мог добиться всего, к чему он стремился, если обладал волей, способностями, трудолюбием и настойчивостью в достижении цели. Вспоминала Анна Тимофеевна, как приходилось им с Алексеем Ивановичем жить с детьми в землянке, в голоде и холоде переносить неимоверные тяготы немецкой оккупации. Нелегко жилось и после войны, жизнь не сразу вошла в нормальное русло. Но как прямо вычерчивался жизненный путь Юры! Сельская школа, открытая в избе колхозницы сразу после освобождения от захватчиков. Затем — ремесленное училище в Люберцах под Москвой, вечерняя школа рабочей молодежи, Индустриальный техникум в Саратове, военное летное училище в Оренбурге, служба в Заполярье, Центр подготовки космонавтов, Академия имени Жуковского... И этот путь к вершинам науки — путь не одного смоленского мальчишки, а многих его сверстников, целого поколения!

Вспоминая сегодня рассказ Анны Тимофеевны, становится горько от того, как трудно, невозможно появиться сегодня новым Гагариным и Королевым: успехи на жизненном пути наших нынешних мальчишек и девчонок в большей степени зависят от толщины родительских кошельков, чем от их способностей и трудолюбия.

У каждого народа, каждого государства есть свои национальные святыни — памятные даты, героические подвиги людей, исторические памятники культуры и архитектуры. Они незримыми духовными скрепами соединяют поколения ушедшие и живущие, указывают дорогу идущим следом.

Одна такая наша духовная крепость — всенародная память об Анне Тимофеевне Гагариной и сыне ее Юрии Алексеевиче. Крепки ли ее подпоры, не подточены лихолетьем реформ? Как живет город, носящий имя первого космонавта Земли? Трудно живет. Грянувшая эпоха «реформ» перемолола планы, не дала поднять, как задумано было и делалось уже, гагаринский мемориал. Как ни стараются смоленские власти города и области поддерживать достойный и соответствующий его общественно значимому имени, положению и статусу хотя бы внешний облик, силы Смоленщины истощены и слабы. Забота о родине Юрия Гагарина — не местного масштаба, а государственного, и подход должен быть государственный, продиктованный высшими нравственными потребностями общества сохранить наши корни, наши национальные достояние и гордость.

Не надо плакаться, господа, о нехватке средств в казне. Деньги находятся всякий раз, и в большом количестве, на всевозможные увеселения, празднования, пышные юбилейные торжества, дорогостоящую реставрацию старых царских дворцов, строительство баснословно дорогих горнолыжных трасс. Но у государства не находится достаточных средств, чтобы гордость Смоленщины и гордость нашей страны, родина первого космонавта Земли и город, где долгие годы жила и похоронена его мать, имела достойный вид, чтобы современные и будущие поколения могли гордиться не только подвигом Юрия Гагарина, но и той землей, что вскормила его и подняла к звездам.

Каких бы различных взглядов и убеждений мы ни придерживались, какие бы политические пристрастия ни имели, по отношению к родине Гагарина, к его подвигу и жизни-подвигу матери Анны Тимофеевны мы все должны быть нравственно чисты и обязаны: это наша история, наша гордость, история и слава нашей страны.

В эти дни, когда исполняется сто лет со дня рождения Анны Тимофеевны, мы не можем ограничиться одними, пусть самыми добрыми, искренними и высокими словами, чтобы не гасла вечная слава и память об этой великой русской женщине-матери и ее героическом сыне. Их родная, исконно русская Смоленщина и Гжатск-Гагарин должны иметь постоянную реальную поддержку государства, чтобы уровень жизни земляков Анны Тимофеевны и Юрия Алексеевича Гагарина был достоин и рожденные на русской земле дети продолжали их великие деяния.

(с). Автор: Светлана САВИЦКАЯ, летчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза.

"СОВЕТСКАЯ РОССИЯ" N 142 (12485), суббота, 20 декабря 2003 г.




СЕТЬНОВЫЕ ЗНАКОМСТВА            ____________________________________________________

Комментариев нет:

Технологии Blogger.